«Работа с сознанием — это прагмема»
М. Мамардашвили

ДЕКАБРЬСКИЕ ЧТЕНИЯ памяти Н.М. Герасимовой (2021)

Когда: 06 декабря 2021, начало в 17:00

Где: Онлайн-конференция ZOOM

Дорогие друзья и уважаемые коллеги!

В этом году тема Декабрьских чтений  — "Фольклор, опыт и основания жизненного мира".
 

«Переживание мной мира в опыте, - писал Альфред Щютц, - обосновывается и корректируется переживанием мира в опыте другими, теми, с кем я связан общим знанием, общей работой, общим страданием» (Шютц А. Социальный мир и теория социального действия). Фольклор служит универсальным средством для координации общего, разделяемого всей группой знания (в прямом смысле folk lore), и индивидуального опыта. Применяя известные сюжеты для личных историй, известные метафоры для личных чувств и общий словарь для оценки частных событий люди, пользуются фольклором для производства и поддержания общего жизненного мира. В фокусе нашего внимания работа фольклора по производству смыслов.

 
Чтения пройдут 6 декабря (понедельник)  в 17.00 (МСК)  в онлайн режиме на платформе ZOOM с синхронной трансляцией на наш youtube - канал pragmema
Регламент — 25 минут на доклад.  
 
Для того, чтобы принять участие в конференции в качестве слушателя, пожалуйста, пройдите РЕГИСТРАЦИЮ.
 

ТЕМЫ И ДОКЛАДЧИКИ

 

17:00 – 18:45 ч.

 

Любовь Голубева 

От водворения до имянаречения: наделение местом

 Сразу после рождения младенец обретает свое место в пространственной организации дома и в семейно-родовой структуре. Это происходит посредствам обрядов включения в семью и род: обряд первой пеленки, водворение, крещение, имянаречение. Так члены семьи и сообщества в целом, в которое пришел младенец, постепенно размещают его в смысловом пространстве связей и отношений, как в мире живых, так и в мире сил (хозяев места). Через имя ребенок приобретает свое место в социальном мире.  Посредством имени это место всегда оказывается заполненным. 

 

Софья Куприянова 

Ничья земля

В ситуации болезни или угрозы утраты младенца ритуалы, направленные на исправление ситуации, работают на границах социального мира. Ритуальные площадки находятся вне дома — это баня, межи (границы полей), перекрестки дорог, разветвленные деревья, обетные кресты, родники и источники, часовни, кладбище. В рассказах о потерявшихся детях место, куда попадают потерявшиеся (проклятые) дети, находится в каком-то близком пространстве, из которого возможно вернуться. Границы этих миров совпадают с теми границами, которые возникают в ритуалах в ситуациях кризиса.

 

Елена Левкиевская 

Как «религиозный специалист» получает опыт и профессиональные полномочия?

В докладе пойдет речь о феномене народных религиозных специалистов, выполнявших (и отчасти продолжающих выполнять) заместительные функции священника (крестивших детей, отпевавших покойников, освящавших пасхальную пищу и пр.) в советский период. В актуальной традиции украинского старожильческого анклава Саратовской обл., где в советское время были широко распространены подобные заместительные формы, сохраняются практики неформального отпевания («ходить по покойникам» или «читать по покойникам»). В связи с этим фигура специалиста («народного попа», читалки, «спевухи»), выполняющего эти практики, является объектом аксиологических рефлексий сообщества, наделяющего такое лицо особым статусом, но и предъявляющего к нему определенные требования (знание церковнославянского языка, наличие богослужебных книг, нравственные качества), соответствие (или не соответствие) которым влияет на репутацию специалиста. В глазах сообщества специалист может быть «правильным» или «неправильным», имеющим право на совершение религиозных практик или самозванцем. Получение статуса, приобретение опыта религиозной деятельности во многом определяются условиями, при которых происходит передача профессиональных полномочий (в том числе вместе с передачей ритуальных атрибутов) от умершего специалиста начинающему.

  

Ольга Христофорова

Фольклор и «нарративы болезни»

Фольклор предоставляет людям модели для объяснения странных происшествий, выражения эмоций, демонстрации намерений и т.п. Как взаимодействуют между собой коллективные шаблоны и персональный опыт болезни, телесного и душевного страдания?

В докладе на примере нескольких «нарративов болезни» (illness narratives, A. Kleinman) из полевых материалов автора будет рассмотрено, во-первых, как выбираются индивидуальные траектории в пространстве «общего знания», и, во-вторых, как персональный опыт в ходе нарративизации форматируется под существующие в традиции шаблоны.

 

18:45 – 19:00 ч. ПЕРЕРЫВ

 

19:00  - 20:40

Светлана Адоньева 

Честные

В фольклорных текстах прилагательное «честный» и его варианты («почестен», «честна») служит устойчивым эпитетом для определения людей в их социальных ролях: «честные родители», «честна вдова», «честный сват». На честном пиру собираются и ссорятся честные вдовы, к честным родителям ходят на кладбище поплакать сироты. Человек бывает честным по личному выбору, когда он не лжет. Таково значение этого слова сегодня. Но, судя по фольклорным контекстам, честными являются те, кого наделяют честью. «Воздает честь» группа, сообщество, славя гостей на свадьбах, хозяев – на полях после сбора урожая, будущих женихов и невест – в припевках на молодежных посиделках. И поскольку сообщество выступает в роли поручителя доброй славы своего члена, оно же имеет целый арсенал ритуальных и речевых средств, чтобы честь отозвать.

 

Светлана Жаворонок 

Оправдание «судьбы»: рассказы о гаданиях на суженого-ряженого в вологодской деревне ХХ–XXI вв.

Выбор супруга, один из первых в жизни деревенской девушки и зачастую ее, жизнь, определяющих, судя по рассказам о гаданиях, редко доверяли только собственному суждению. Даже в том случае, если выбор делался относительно самостоятельно, женщина прибегала к помощи гаданий и направленных сновидений, дабы «оправдать» личную стратегию, узаконить сделанный выбор (далеко не всегда удачный) и «синхронизировать» свой опыт с коллективными представлениями о предначертанности судьбы.

 

Кира Онипко 

Коммуникативная ситуация: распознать, вступить и выжить (мифологические рассказы о правилах коммуникации)

При рассмотрении корпуса мифологических рассказов из Фольклорного архива СПбГУ мы заметили, что в них регулярно обсуждаются правила и обстоятельства коммуникации. Общение социально по своей сути, а соблюдение или несоблюдение его правил (брань, праздное любопытство и др.) влияют на положение дел в сообществе. Диалог может случится в любом месте и при любых обстоятельствах – даже там, где партнер по коммуникации невидим. Умение распознать тип коммуникации и использовать нужные коммуникативные навыки часто являются решающими в критической ситуации. Общение начинается с мало заметного знака, воспринятого как сообщение, и продолжается правильным отзывом на знаки невидимого партнера или слова, произнесенные человеком.

 

Инна Веселова, Андрей Степанов

Какое отношение домовой имеет к жизненному опыту?

При записи деревенских рассказов о встречах с домовыми или лешими или о проявлении власти судьбы – мы, как собеседники, понимаем, что планом содержания беседы является не только убеждение нас в существовании инобытия. Повествования о действии духов или их описание – план выражения подобных высказываний, планом их содержания является убеждении в соучастии иномирного в жизни человека, особенно в моменты трудных выборов, кризисов и перемен. На примере мифологических рассказов о переживании смерти близких и дальних или угроз физическому существованию мы покажем, как проговаривается жизненный опыт в рассказах о встречах со сверхъестественным.